Остановим горючие ископаемые

Руби Монтойя и Джессика Резничек: Экосаботажники DAPL

“Мы отправились в те места вооруженные знаниями накопленными самостоятельно за считанные недели и эффективно приостановили строительство на недели огнем и отверстием в клапане.” — Джессика Резничек

История Экосаботажа на DAPL

Борцы за природу внимательно следили за событиями 2016 года на протесте против DAPL под названием Standing Rock, однако альтернативный подход к оказанию сопротивления — экосаботаж — получил намного меньше внимания. Мы узнали о таких усилиях сопротивления строительству:

Время Место Действия
Июль 2016 Нью Шерон, Айова Строительное оборудование сожжено в трех местах
Октябрь 2016 Риснор, Айова Сожжено строительное оборудование
Ноябрь 2016 Графтство Буэна Виста, Айова Сожжено строительное оборудование
Март 2017 Ряд мест, Айова и Южная Дакота Прожжены отверстия в аварийных клапанах
Апрель 2017 Ряд мест, Айова Прожжены отверстия в аварийных клапанах; сожжены транформаторы и тяжелое оборудование
Май 2017 Графство Вапелло, Айова Прерванная попытка прожечь отверстие в аварийном клапане
Практикуйте ненасилие

Джессика Резничек и Руби Монтойя

Путь Руби и Джессики

Практикуйте ненасилие

Джессика Резничек и Руби Монтойя

Мы не знаем, кто осуществил поджоги на раннем этапе, однако в июле 2017 года, Джессика Резничек и Руби Монтойя публично взяли на себя ответственность за ряд акций начиная с ноября. Они - члены организации Catholic Workers, которая проповедует ненасилие. Они противостояли строительству трубопровода DAPL и всей инфраструктуре горючих ископаемых как воплощению и усилителю наслия. Они пришли к радикализации необычный путем: они исчерпали все тактики, одобренные системой именно потому, тчо эти тактики неэффективны. Они посещали общественные слушания, собирали подписи, принимали участие в митингах, бойкотах, голодовках. Переход к гражданскому неповиновению дал им ощутить вкус победы на Mississippi Stands, когда физическое перепятствование иногда останавливало строительство на часы.

Сожгли наш экскаватор

Сожгли наш экскаватор

Они знали, что нужно было добиться большего. Они обдумывали способы вывести машины из строя навсегда. Не имея опыта саботажа, они остановились на варианте поджога, как простой тактики первой акции. Они успешно сожгли шесть тяжелых машин поджигая их простыми устроствами из бензина, моторного масла и ковриков емкостях для кофе.

Сожгли наш экскаватор

Сожгли наш экскаватор

DAPL: повреждение на аварийном клапане

DAPL: повреждение на аварийном клапане

Повреждение трубопровода пяльной лампой

Повреждение трубопровода пяльной лампой

Затем они решили, что могут максимально помешать запуску трубопровода, если повредят трубу, которая уже залегает в земле, что вынудило бы компанию выкапывать и заменять одну часть трубы за другой. Они разузнали как можно проделывать отверстия в стали, остановились на варианте кислород-ацетиленовой горелки и решили резать открые участки трубы около аварийных клапанов. Собрав инструменты они порезали клапаны на некотором протяжении трубопровода в период с марта до мая 2017 года, возвращаясь к поджогам, когда заканчивалось горючее для горелок.

DAPL: повреждение на аварийном клапане

DAPL: повреждение на аварийном клапане

Повреждение трубопровода пяльной лампой

Повреждение трубопровода пяльной лампой


Нужно отметить, что у них не было специальных знаний в начале саботажа, но простая и элекгантная тактика “бей и беги” в рамках семиминутных акций, часто без предваительного планирования оказалась эффективной. Джессика описывала значительную часть их работы как “небрежную”, а в своем пресс-релизе они писали:

Конкретно в наших обстоятельствах, мы научились, что высматривание, разведка мешали нам действовать быстро и решительно по ситуации. Поэтому мы брали наши паяльные лампы и надевали щитки, находили множество мест для атаки просто чувствуя нутром каждую ситуацию, решали как действовать на ходу, часто среди бела дня.

В мае, наткнувшить на утечку нефти после очередного отверстия они завершили деятельность. Нефтепровод начал работать к июне.

Стратегия

Джессика и Руби прибегли к стратегии изурения в надежде, что их действия истощат владельца нефтепровода Energy Transfer Partners (ETP) и ее инвесторов вплоть до вынужденного прекращения работ по проекту. В своем интервью Джессика утверждала, “Нам нужно не просто отложить строительство на дни, а на недели и месяцы, а в конце концов нужно закрыть ее заставить инвесторов уйти.”

К сожалению, очень сложно остановить громадный промышленный проект стратегией изнурения. В своих пресс-релизах Руби и Джессика тверждали, что “каждая акция - как шип в их боку”, но даже сотни шипов не остановят исполина. Около дюжины актов саботажа привели к убыткам в размере 6 млн долларов. Это меньше одной шестой одного процента в бюджете проекта нефтепровода равному $3,78 миллиардов долларов, что сопоставимо с допустимой ошибкой при округлении суммы. А убытки скорее всго оплатила страховая. Если колоть громадную промышленную инфраструктуру, то шипы раскалываются и отлетают, а вооруженные шипами борцы будут истощены задолго до победы.

Реальная эффективность

Стратеги изнурения не смогла остановить строительство. Менее “чёрно-белая” мера успеха - насколько удалось задержать завершение строительства.

Кампания NoDAPL, сфокусированная вокруг Standing Rock, отложила завершение строительства минимум на два, возможно три, месяца, в основном потому что публичная обласка кампании вынудила администрацию Барака Обамы временно приостановить строительство. Через месяц после того как администрация Трампа дала разрешение на возобновление работ, ETP пробурила скважины под рекой Миссури и ожидала, что к 22 марта потечет нефть. Руби и Джессика начали кампанию в середине марта, а нефть не пошла по трубам до середины мая, причем эксплуатация нефтепровода была отложена до 1 июня. Заявление Джессики в интервью для Democracy Now звучит убедительно: “Мы остановили строительство на несколько недель, что превратилось в месяцы.”

С точки зрения физического воздействия, экосаботаж оказался в 1000 раз более эффективным, чем открытые кампании. Минимум 15 000 человеко-месяцев и $20 миллионов были истрачены на Standing Rock и NoDAPL, что отложило завершение нефтепровода на максимум 3 месяца. Руби и Джессика, при вложении 10 человеко-месяцев и возможно пары тысяч долларов (комплекты оксиацетиленовой газосварки стоят около $400), отложили запуск еще на 2 месяца благодаря инициативе и неожиданности.

Return on investment: barrels of oil stopped per person month, and barrels stopped per dollar
Hover for a few seconds over underlined headers for explanations

Who Target Tactic Barrels stopped Person months BBLS/p-m Money BBLS/$
Valve Turners Tar sands pipelines Civil disobedience .75 million ~35 21,400 $12-$14,000 58
#NoDAPL DAPL Civil disobedience 45 million > 15,000 < 3000 > $20 million < 2.25
Ruby & Jessica DAPL Ecosabotage 30 million 10 3,000,000 ~$3000 10,000

Read our comparison of these campaigns: Pipeline Activism and Principles of Strategy

Джессика предполагала, что расширение команды в два, три или четыре раза могло реально остановить это […] просто повторением того, что мы делали.” Мы не знаем точно так это или нет; при том что нефтепровод был готов вот-вот начать приносить миллионы долларов дохода, дополнительные меры безопасности по предотвращению саботажа были бы небольшой инвестицией. Формирование безопасного подполья также непростая задача: отбор бойцов, их поиск, организация изолированных ячеек, тщательное планироване и исполнение.

Возможно все же верно, что большая численность и эскалация тактики могли остановить DAPL. Руби и Джессика прекратили борьбу, как только обнаружили нефть в трубе. Вместо того, они могли доспустить небольшой риск локальных разливов нефти, что было бы оправданно на фоне глобального загрязнения и парникового эффекта на 175 000 тонн CO2 от сжигания 500 000 бареллей нефти каждый день. Орудуя паяльной лампой на работающем нефтепроводе они бы гарантированно получли травмы, что потребовало бы более безопасных приемов. Возможно еще другие борцы приямого действия присоеднились бы к ним. Возможно вместе они смогли бы остановить нефтепровод, присоединившись к сопротивлению из дельты Ниегра как истинно успешные экологические активисты.

Звучит красиво. Руби и Джессика выступили и сознались публично, чтобы вдохновить других на дело. Так что возможно эта гипотеза получит подтверждение на нефтепроводе Dakota Access и на других. Нужна лишь горстка людей.

Культура безопасности

Руби была новичком в экоактивизме. Она обнаружила, что люди мгновенно прекращали общаться, когда она вслух размышляла о действиях напрямую останавливающих стройку. “Почему мы не можем просто остановить машину, поломать ее?” Многие считали, что она из полиции, Джессику предупреждали, что с Руби работать нельзя.

Внедренные агенты уже много лет подрывают деятельность экологических движений. Требуется осторожность, но тупая автоматическая реакция на любое упоминание саботажа - это почти паранойя. Культура безопасности должна способствовать успеху. Не оказаться за решеткой - важная часть эффективности, но также эффективно обсуждать, какие тактики на самом деле работают.

Многие активисты протестовали и принимали участие в акциях гражданского неповиновения против DAPL. Они почти ничем не рисковали бы, если б обдумывали способы сломать машины или нефтепровод. Самый значимый риск понесли на себе Руби и Джессика, поскольку именно они произвели акты саботажа. Руби и ее товарщи понимали культуру безопасности с точностью до наоборот: в идеале Руби не стоило высказывать интерес к приемам подпольной работы, а открытые активисты могли бы не спокойно проводить мозговые штурмы. Чем больше людей обсуждают и поддерживают подпольную деятельность, тем труднее агентам цивилизации заметить тех, кто переходит от открытой к подпольной деятельности.

Постепенный процесс радикализации Руби и Джессики повысили их уязвимость. Полноценно участвуя в открытх мероприятиях, преходя от написания писем к голодовкам и к гражданскому неповиновению, они показали себя как преданные делу борцы против нефтепровода. Кк результат, к 4 мая, TigerSwan раскрыли Руби и Джессику как наиболее вероятных подозреваемых в саботаже нефтепровода. (Хотя TigerSwan ни поймали их, ни остановили их кампанию саботажа.)

В идеале, Руби и Джессике нужно было увидеть бесперспективность действий других и сразу самостоятельно перейти к подпольным действиям. Общественно приемлемые методы сопротивлении промышленным проектам сводятся к ряду ограниченных вариантов. Наши действия предсказуемы и всегда ведут в тупик, а между тем камеры наблюдения следят за каждым нашим движением и отслеживают каждого индивидуально. Идет мировой кризис и нам некогда ждать, пока каждый потенциальный подпольщик пройдет по лабиринту неэффективности и выберется через стены, чтобы действовать свободно, без навязанных системой ограничений. К тому же, подпольные борцы могут минимизировать риск для себя, если вообще просто не войдут в этот лабиринт.

После пресс конференции

На протяжении нескольких недель после публичного заявления, Джессика и Руби дали ряд интервью и провели несколько презентаций. ФБР обыскала их дом в начале августа, но против них не выдвинули никаких обвинений. В конце сентября 2017 года они покинули Des Moines и скрылись. Будет надеяться, они как и раньше заняты хорошим делом.

Больше информации о Руби и Джессике


Поддержите нас: подпишитесь на расслыку, поделитесь нашим сайтом и "лайкните" эту страницу, подпишитесь на нас в соцсетях. Вы можете свободно публиковать этим материалы по лицензии Creative Commons, если упомянете автора и включите ссылку на оригинал.