Остановим горючие ископаемые

Сланцевая нефть: умирающий огонь, который легко задушить

Комбинация добычи методом фрекинга (гидроразрыв) и горизонтального бурения сделало возможной т.н. “революцию” сланцевой нефти. США сейчас добывают1 больше нефти чем когда-либо, остановив падение впервые за 38 лет. На поверхности кажется будто индустрия блистает в лучах славы собственного успеха. Центральные СМИ восславляют количество вышек, эффективность и показатели добычи. Агентство по Энергии (EIA) предсказывает беспрестанный рост вплоть до 2029 года, и лишь небольшой спад примерно в 2050-х. Водители ожидают дешевого бензина, политики обещают энергетическую независимость.

Немногие понимают, что сланцевая революция пришла не только в результате развития технологий бурения и гидроразрыва. После 2008 года была эпоха невероятно дешевых денег, которые прожгли дыры в карманах инвесторов, что было лишним, но это не сумело разжечь огонь способный поддерживать себя. Только постоянная подача громадных денег в эту индустрию подволяет поддерживать ее пламя и удерживает энергетические компании в деле. Активистам может быть относительно легко погасить это пламя.

Сланцевая и обычная нефть

В те времена, когда нефть формировалась под высокой температурой и давлением на протяжении миллионов лет, большая ее часть поднялась к поверхности и испарилась. Некоторые нефтянные поля, которые люди разрабатывали в 1860х, не могли просочиться к поверхности, потому как они оказались запертыми под плотными каменными породами. Большая часть нефти задержалась в микроскопических капельках, где, если дать достаточно времени, она собралась бы в крупные озера и либо сформировала бы залежи или просочилась на поверхность.

Когда извлекают традиционную нефть, инженеры просто бурят покрывающий пласт и позволяют нефти под собственным давлением выйни на поверхность(а когда давление спадает, закачивают воду, а потом углекислый газ, чтобы поддержать его). Когда применяют гидроразрыв сланцевой породы, инженеры стараются завершить процесс собирания нефти в озера как можно быстрее. Это намного более дорогой способ, т.к. на извлечение заметно меньшего количества нефти уходит намного больше энергии.

Тим Уоткинс: “Превращение нефти с низким возвратом по инвестициям в нефть с никаким возвратом

Физика добычи сланцевой нефти жестко ограничивает возможный возврат по инвестициям. Высокоэффективные и высокоприбыльные традиционные вышки - водопад по сравнению с жалкими каплями нефти из сланцевых пород, которые требуют постоянного вмешательства, чтобы поддерживать хотя бы минимальную прибыльность. Но тем не менее мало кто признает, что в фрекинге настолько же мало экономического, энергетического и экологического смысла, сколько есть в сжигании джунглей ради активированного угля.

Сланцевые бассейны в США

Shale oil plays map

Добыча трудноступной нефти и цены

На сланцевую нефть приходится 60% от 11,65 млн баррелей, которые добываются в США каждый день на декабрь 2018 года. Фрекинг сконцентрирован в 5 регионах:

Регион Расположение Бареллей в день *
Пермианский Бассейн Сев-Зап. Техас southeast NM 3.4 million
Баккен ND & eastern MT 1.4 million
Игл Форд Южный Техас 1.3 million
Ниобрара Коделл Колорадо, Вайоминг, СЗ Небраска .5 million
Бассейн Анадарко OK .4 million
Иные misc .5 million

* Декабрь 2018 года статистика по “трудноизвлекаемой нефти” по данным EIA

Shale oil plays map

Добыча трудноступной нефти и цены

Из всех этих регионов, лишь пермийский бассейн поставлял значительные объемы нефти до фрекинга. И даже в пермийском бассейне практически вся сланцевая нефть поступает из трех источников: Спрабери, Вольфкамп и Боунспринг, которые до фрекинга почти ничего не давали.

Фрекинг в пермийском регионе упорно продолжался даже несмотря на обрушение цен на нефть 2014-2015 годов. Регион Анадарко не особо пострадал, однако в Игл Форд, Баккен и Ниобара-Коделл фрекинг обрушился вместе в ценами. Добыча в последних двух регионах превысила рекорды 2015 года.

Как показывает постоянный рост добычи независимо от цен, аналитики считают регион наиболее потенциальным с точки зрения прибыли, или если говорить точнее, с точки зрения наиболее медленного проедания инвестиций.

Умирающий огонь

Сланцевые скважины резко снижают выработку
EIA

Покрывающая порода непроницаема, но взрывчатка и смесь воды, химикатов и тысяч тонн песка разрушают ее. Как только гидроразрыв вытесняет нефть находящуюся ближе всего к нему, извлечение нефти замедляется до тонкого ручейка. По заключению Post Carbon Institute в исследовании “Проверка сланцевой добычи реальностью” получается что, “[Добыча] из отдельно взятых скважин падает на 70-90% за первые три года, а добыча с поля без новых скважин падает на 20-40% в год.” Компании вынуждены беспрестанно бурить новые скважины, чтобы коменсировать быстрое падение добычи в старых. Поскольку сначала разрабатывают самые богатые и прибыльные точки, количество необходимых скважин со временем только растет только для поддержания уровня добычи.

Сланцевые скважины резко снижают выработку
EIA

Что еше хуже для инвесторов, компании теряют потрясающее количество денег. С 2007 по 2018, они растратили более 280 млрд. долларов инвестициями, по все видимости без надежды возврата. После подения цен в 2014-15 годах, 150 компаний занимающихся сланцевой добычей обанкротились 2 и добыча упала на миллион бареллей в день. Последующей рост можно объянсить скорее вдохновением, чем физикой; в третьем квартале 2018 года, даже при том, что цены поднялись почти до четырехлетнего рекорда, этот сектор промышленности потратил еще почти миллиард долларов больше чем заработал. Компании не могут оплатить свои расходы продажей добытого и полагаются на чудеса бухгалтерии чтобы привлекать дополнительные инвестиции. Но что удивительно, гендиректора получают бонусы а инвестиционные компании все больше ободряются высокой отдачей скважин и ритмом убыточного бурения. Избыток предложения обесценивает нефть и подрывает прибыльность фрекинга. Прибыльность ускользает все дальше.

Инвестиционной сообщество обспокоено и это стало угрозой вливаниям на многие года, однако управляющие инвестиционными фондами, отчаянно ищущие возможности инвестировать в трудных условиях после кризиса 2008 года продолжали массированно забрасывать этот костер деньгами. Они все же, казалось, все меньше хотели продолжать вливания, и могли остановиться в любой момент. На спекулятивных рынках, страх заразителен и новости про разные события и скачки цен вызывают панику по всему миру за считанные минуты. Реальная угроза промышленности может заставить инвестиционных менеджеров забирать свои деньги с той же скоростью, с какой они их отдавали.

Без инвесторов новые скважины невозможны и нефти потечет сразу намного меньше. Если бы фрекинг подох в начале 2019 года, то 7,4 млн бареллей в день стали бы 5,2 миллионами уже в 2020 году, и менее чем 1 миллионом к 2025, что было бы громадным улучшением по сравнению с прогнозом EIA про рост до 11 млн тонн при нынешнем положении дел.3

Возможности для действия

Любая сложная система, и сланцевая добыча тут не исключение, имеет множество узких мест и незаменимых компонентов. Активистам важно понимать, где находятся критические узлы инфраструктры, чтобы максимально успешно проводить акции.

Ограничения отгрузки

Неважно, солько компания может добыть, если она не может привезти товар на рынок. Нефть дешевле всего перемещать при помощи нефтрепровода, а превозка железной дорогой или грузовиками - нежелательный запасной вариант. Логистические ограничения уже многие годы не дают развития ряду нефтяных полей. В середине 2018 года, в регионах Пермиан Баккен добывалось настолько больше нефти чем могло легко дставляться на рынок, что она продавалась на $15-20 за баррель дешевле сырой нефти в районах с хорошей инфраструктурой. (Подобным жу образом, в конце 2018 года, правительство Альберты было вынуждено урезать выработку нефти на битуминозных песках т.к. ограничения пропускной споосбности нефтепровода обсценивали нефть на 50%.)

Добывающие компании упускают десятки миллионов долларов прибыли в день, когда растет дискаунт из-за перебоев нефтепроводов или нефтеперерабатывающих заводов. Эта отрасль рассчитывает на запуск новых нефтепроводов, чтобы реанимировать дисбаланс между добычей и логистикой. Борьба с нефтепроводами способна очень резко повлиять на прибыльность, когда она предельно низкая или отрицательная,а также там, где логистика ограничена. Нарушение работы новых и существующих нефтепроводов способно отпугнуть инвесторов, что оставить миллионы тонн нефти под землей. FracTracker отслеживает новые проекты нефтепроводов и сопротивление местного населения, а также перечисляет, к каким акциям можно присоединиться.

Обеспечение электроэнергией

Несмотря на то, что начальные стадии бурения и гидроразрывов почти независимы от электроэнергии, добыча требует использования погружных электронасосов,по 300кВт каждый, - в 10 раз больше, чем обычные нефтянные вышки. Местные песчанные карьеры, газонасосные станции, перерабатывающие заводы, а также зачастую и трубопроводы создают дополнительную нагрузку в сети. На фоне быстрого роста в Баккен, поставищики электроэнергии в Пермиан “едва поспевают” за экспоненциальным ростом спроса, который угрожает надежности сети. Весь этот рост требует новых линий электропередач, подстанций и генерирующих мощностей.

Сопротивление активистов электрическим проэктам может повысить затраты на фрекинг. Сильные нарушения работы существующих систем могут запустить каскадный отказ электросети, затем в инфраструктуре нефти и газа, которые зависят от электроэнергии, и уже затем в финансировании новых скважин.

Поставка песка для фрекинга

Без песка для фрекинга бурильщики не могут запустить поток в новых скважинах. Только одна скважина может потребовать до тысяч тонн песка, что делает песок одной из самых больших статей расходов. Нехватка песка способна прекратить бурение вообще, а минимальные перебои могут резко повысить цену и довести бурильную компанию до банкротства.

Доступность воды и отходы

Каждая скважина может потребовать миллионы тонн воды и вырыгнуть обратно почти то же количество токсичных помоев. Даже малейшее повышение стоимости куба воды может резко повлиять на прибыльность скважины.

Однако, как поставка воды так и ее утилизация распеределены и не имеют узких мест. Бурильщики покупают воду у массы разных частных и общественных поставщиков. С другой стороны, бурильщики самостоятельно отвозят воду с некоторых скважин на централизованные пункты очистки, так что нарушение работы этих очистных сооружений может повысить затраты на переработку отходов. Однако подавляющее большинство4 токсичной воды вливается в любые из 40 0005 сливных колодце (Class II disposal wells) по всей стране, что дает мало возможностей для вмешательства.

Нефтеперерабатывающие заводы и экспортные терминалы

Цена, за которую сланцевые грабители могут продать нефть зависит не только от доступной инфраструктуры и логистики, но также и от пропускной споосбности нефреперерабатывающих заводов и портов на другом конце нефтепровода. Если лобыча соланцвой нефти вырастет как и ожидается, нефтеперерабатывающие заводы будут перегружены, дополнительными миллионами баррелей нефти в день. Активисты могут попробовать снизить цену сланцевой нефти мешая движению танкеров, работе НПЗ или терминалам загрузки.

Ashes & coals of doused fire

Тушим пламя

Ashes & coals of doused fire

Обычно, только полный отказ критических компонентов системы способен запустить каскадное обрушение, однако, в условиях, когда индустрия сланецвой нефти уже и без того финансово шаткая, ее можно подавить минимальные усилиями в рамках стратегии изнурения. Чем больше финансовых рисков на нее обрушится, тем больше шансов загасить ее пламя, причем даже небольшой всплеск может отпугнуть питающих пламя инвесторов. В таких условиях, действия в рамках стратегии изнурения могут действительно привести к решительной победе.

Тем не менее, активистам лучше применить принципы стоящие за идеей каскадного обрушения. Протесты и акции прямого действия были бы наиболее эффективными, если они атакуют уже работающую инфраструктуру неожиданными и быстрыми действиями, а затем позволяют раствориться до появления охраны. Природные катаклизмы и вмешательство активистов способны нарушить работу электросетей, нефтепроводов, НПЗ, железных дорог, автоперевозок нефти и песка, что подорвет заработок и заинтресованность инвесторов. Если такие нарушения будут длительными, то апогеем может стать отсутствие финансирования новых скважин и снижения выработки некоторых полей до 40% в год. Если работа активистов сможет урезать подуктивность существующих скважин, то снжение будет еще более резким. Пламя сланцевой нефти уже колеблется и мерцает. Активисты могли бы сработать очень эффективно, если бы они стратегически атаковали горючие ископаемые и в этом направлении. Возьмемся за дело!


Список для прочтения


  1. Часто используют термин “производство”, хотя произвела природа. Люли просто добывают.
  2. Bankruptcy Tracker
  3. Annual Energy Outlook 2019
  4. Исследование Агентства по защите окружающей среды
  5. National Underground Injection Control Inventory

Поддержите нас: подпишитесь на расслыку, поделитесь нашим сайтом и "лайкните" эту страницу, подпишитесь на нас в соцсетях. Вы можете свободно публиковать этим материалы по лицензии Creative Commons, если упомянете автора и включите ссылку на оригинал.